August 31st, 2014

Тетенька с букетом

Почему Украина не хочет мира

Михаил Ростовский ищет ответ на вопрос, почему обычные жители Киева не реагируют на то, как их правительство поступает с такими же обычными жителями Донецка и Луганска.

Как и ожидалось, минские переговоры президентов Путина и Порошенко закончились без прорыва. Перспективы скорого наступления мира на Украине остаются после Минска такими же призрачными и илюзорными, какими они были до Минска. Почему так произошло?

Привычный для России ответ: все дело в позиции украинской политической элиты, которая полностью потеряла способность к рациональному мышлению и сводит всю свою стратегию к физическому уничтожению "бунтовщиков". Это, конечно, правда, но далеко не вся правда. Позиция широких слоев украинского общества (или, если быть более точным, общества Центра и Запада Украины) — вот еще одна, возможно даже более важная причина того, что мир в стране никак не наступает.
На днях одна моя уважаемая и не имеющая отношения к политике коллега задала мне очень простой вопрос: почему рядовые жители Киева — граждане, которые в своей массе, несомненно, являются добрыми, порядочными и отзывчивыми людьми — никак не реагируют на то, как их правительство поступает с такими же рядовыми жителями Донецка и Луганска? Они вообще в курсе, что в этих городах фактически имеет место систематическое уничтожение гражданского населения? И если да, то почему в Киеве нет значимых и громких протестов по этому поводу?

Ни один уважающей себя политический журналист сразу не признается, что у него нет ответа на простой, даже элементарный вопрос. Я начал с жаром что-то отвечать своей коллеге, указывать на самые разные политические факторы, события и ситуации. Но потом я вдруг поймал себя на мысли: адресованный мне вопрос был сформулирован абсолютно правильно. Но вот ответа — не декларативного, а такого, который показался бы стопроцентно убедительным мне самому, — у меня нет.

Может быть, дело в позиции украинского политического класса? Мнение верхушки общества на Украине, как и в любом другом государстве мира, определяет, разумеется, очень и очень многое. Но давайте вспомним, как в период разгара событий на киевском майдане толпа не слушала никого: ни представителей режима Януковича, ни деятелей, которые позднее составили костяк новой власти.

Или дело в исключительно удачно поставленной системе пропаганды? И снова я должен повторить свой тезис: это, конечно, правда, но лишь часть правды. Пропаганда бывает удачной только тогда, когда она ложится на хорошо удобренную почву. Люди охотно верят лишь тому, чему они хотят верить. Попробуй убедить их в том, что кардинально противоречит их фундаментальным внутренним установкам — сделать это быстро и эффективно точно не получится.
Или дело в обиде населения Центра и Запада Украины на Россию из-за присоединения к нашей стране Крыма? Такая обида, безусловно, наличествует. Но вот что крупный российский политик рассказал мне о своей поездке на Украину в конце прошлого года — в момент, когда вопрос о расставании Крыма с Киевом еще даже не стоял. Мой собеседник неофициально спросил своих давних друзей из украинской политической элиты: чем может кончиться Майдан? Сразу несколько человек ответило: гражданской войной и распадом страны.

Вывод напрашивается сам собой. Обида на Россию — пусть значимый, но не первостепенный фактор. Может быть, этим первостепенным фактором является дьявольски умная и злокозненная политика Запада на Украине? На такой вопрос, с моей точки зрения, ни в коем случае нельзя отвечать утвердительно.

Американские и европейские политики — не мефистофели и воланды. В некоторых случаях и в некоторых странах их хитроумные комбинации срабатывают — как на Украине. Но в других случаях и в других государствах изощренные комбинации тех же самых людей неизменно оканчиваются фиаско. Сколько сил, энергии и денег Запад вложил в "переустройство" Афганистана! И все равно фиаско. Ирак? Еще более громкое и шокирующее фиаско. Ливия? Аналогично.

Мы снова вернулись в исходную точку. Курс Запада на радикальную "перестройку" тех или иных государств оказывается успешным лишь в странах, где для такой перестройки есть внутренние предпосылки. А раз так, то политика Запада по отношению к Украине — не причина причин, а лишь один из факторов в общем ряду.

В чем же тогда заключается эта самая причина причин? У меня по-прежнему нет ответа на этот вопрос. У меня есть лишь соображения о том, как этот ответ может выглядеть и где его надо искать. Речь идет не о каких-либо внешних или случайных явлениях. Речь идет о неких глубинных процессах внутри самых широких слоев украинского общества — процессах, которые не были вовремя замечены, проанализированы и купированы.

Что это за процессы? Не берусь судить. Я недостаточно хорошо знаю Украину, чтобы делать выводы о таких тонких и деликатных материях. Зато результат этих процессов очевиден для всех: население Центра и Запада Украины в основном поддерживает чисто силовой способ решения политического кризиса на Юго-Востоке страны.

Члены политической верхушки украинского государства, в первую очередь я говорю о президенте Порошенко, — это одновременно и творцы военной истерии, и ее заложники. До тех пор, пока направление общественного мнения на Украине не изменится, руководству страны будет сложно кардинально поменять свой курс. Его свобода маневра очень сильно ограничена господствующими среди широких слоев населения радикальными мнениями и представлениями. Получается своего рода самовоспроизводящийся механизм: радикализм политиков подпитывается радикализмом населения, радикализм населения подпитывается радикализмом политиков.
Приходя к таким выводам — выводам, которые мне самому очень сильно не нравятся, я, естественно, ни в коем случае не ставлю перед собой цели в чем-либо упрекнуть украинский народ. Негативные процессы внутри общества — это, по моему глубокому убеждению, не вина, а беда украинского народа — беда, природа которой должна быть как можно быстрее понята. Ведь если не знать сути болезни, ее невозможно вылечить.

РИА Новости http://ria.ru/columns/20140828/1021762103.html#ixzz3Bvb14lmM