September 26th, 2014

Тетенька с букетом

Почему Обама боится Путина больше "Исламского государства"

В Нью-Йорке состоялось очередное заседание ООН. Оно было отмечено принятием общей резолюции о необходимости борьбы с терроризмом, а также ярким выступлением президента США Барака Обамы.

Российские политики и политологи назвали выступление Обамы излишне эгоцентричным – в нем было слишком много сказано об американских интересах и слишком мало об интересах международного сообщества, которые должны волновать державу, претендующую на роль мирового лидера. «Это американский взгляд на мир, который изложил президент США, неоднократно подчеркивая свою и своей страны исключительность... Взгляд страны, которая в своей доктрине национальной безопасности записала свое право, независимо от каких-либо решений СБ ООН и каких-то других правовых актов, применять силу по своему усмотрению», - заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Впрочем, в подобном подходе не было ничего нового - мир уже привык к тому, что Соединенные Штаты занимают покровительственную и не терпящую возражений позицию, формулируют принципы «общего блага», исходя сугубо из собственного понимания. Куда более интересной оказалась та часть речи американского президента, которая была посвящена России. Так, у Обамы «российская агрессия в Европе» в озвученном списке вызовов для США оказалась на втором месте - после лихорадки Эбола (которую просто нельзя было не поставить на первое место) и, как ни странно, перед занявшей почетное третье место угрозой со стороны «Исламского государства». Кроме того, американский лидер пояснил, чего именно он хочет от Москвы, чтобы переместить ее со второго места в конец списка. «Если Россия выберет путь, который продлевает период, наступивший после холодной войны и давший процветание российскому народу, тогда мы отменим наши санкции и будем приветствовать роль России в решении общих вызовов», - заявил Барак Обама.

Выбранная президентом аналогия выглядит крайне сомнительной. Подавляющая часть россиян, помнящих период, наступивший сразу после холодной войны, как-то не очень ассоциирует его с процветанием. 90-е годы запомнились скорее абсолютно беззубой внешней политикой (так называемой «козыревщиной», когда Россия сдавала оптом перешедшее ей по наследству от СССР влияние в Европе и странах третьего мира), экономическим кризисом и разгулом преступности. Если что-то похожее на процветание и было в постсоветский период, то происходило это во время правления Владимира Путина, когда Москва перешла к наступательной внешней политике, а стремительный рост цен на нефть способствовал существенному экономическому росту и заметному увеличению благосостояния населения. Поэтому заявления Обамы не найдут понимания в Москве, так как могут трактоваться как намерения США определить России несамостоятельную и подчиненную роль в новом мироустройстве, которое пытается выстраивать Вашингтон.

Впрочем, Барак Обама обозначил и более конкретное требование для снятия американских санкций против России. «Соглашение о прекращении огня в Украине дает шанс выйти на путь дипломатии и мира. Если Россия встанет на этот путь, то мы готовы отменить наши санкции», - заявил он. Однако и это заявление вызывает вопросы, поскольку Минские соглашения с грехом пополам реализуются, причем при непосредственной поддержке со стороны Москвы (которая, судя по всему, сдерживает недовольство ряда командиров Новороссии, требующих «идти на Киев»). И когда Запад на фоне этого не то что не снимает, но и вводит новые санкции, российским политикам остается только недоумевать и разводить руками. Не зря некоторые наблюдатели считают, что Запад будет и впредь расширенно толковать понимание «пути дипломатии и мира», выставлять все новые условия для снятия санкций. В частности, об этом его просят украинские власти. «Мы просим наших партнеров не снимать санкций, пока Украина не получит контроль над всей ее территорией37, начиная от востока Украины и кончая Крымом», - заявил Арсений Яценюк. Кроме того, премьер патетически заверил своих «партнеров», что Москве не удастся подчинить Украину. «Господин Путин, Вы можете выиграть битву против войск, но вы никогда не победите народ — единую украинскую нацию», — отмечал украинский премьер.

Апелляция украинского премьера к образу нации весьма симптоматична. Как известно, события на Майдане годичной давности и все, что за этим последовало многие называют национальной революцией, попыткой консолидировать общество на основании базовой национальной идентичности. Такая интерпретация вполне допустима, но вместе с этим следует признать и то, что многолетняя политика по созданию этой нации из различных этнокультурных групп, проживающих на территории постсоветской Украины, оказалась по ряду причин не очень удачной. Сейчас власти страны пытаются использовать гражданскую войну для того, чтобы форсировано произвести возгонку национального самосознания1. Но, несмотря на очевидные тактические успехи в этом направлении, они продолжают поддерживать критичный градус настроений майданных радикалов, и невольно закладывают мину замедленного действия, которая рано или поздно может снова взорвать хрупкое гражданское согласие. К тому же, сосредоточившись на этом направлении, киевские власти не способны (а иногда кажется, что и не хотят) решать целый ворох социально-экономических проблем. «Странно, что премьер-министр Украины вместо того, чтобы заниматься многочисленными проблемами своей страны, которая приближается к экономическому коллапсу, приехал в Нью-Йорк для того, чтобы поздним вечером выступить перед полупустым залом Генеральной Ассамблеи», - иронизирует Виталий Чуркин. Очевидно, что раз США не берут на себя роль спасителей украинской экономики (поскольку этот процесс требует многомиллиардных затрат без всяких гарантий возврата денег1), то Украина продолжит движение к экономическому коллапсу. И, похоже, только, когда ситуация достигнет критической отметки1 и украинские власти поймут, что единственным способами восстановить экономическую стабильность останутся сотрудничество с Москвой, возобновление экономических отношений и решение газового вопроса, тогда, возможно, Россия сможет добиться от Киева проявить больше ответственности в своих действиях. И не исключено, что вопросы Крыма и гражданской войны на востоке Украины будут решаться более прагматично.

Важно также понимать, что России не особо необходимо снятие непосредственно американских санкций (хотя они, безусловно, тоже мешают развитию российской экономики). Москва хочет, чтобы Вашингтон прекратил давить на Евросоюз, требуя от Брюсселя принятия все новых и новых ограничительных мер в адрес России. В Кремле рассчитывают, что с началом зимних холодов и возможных проблем с транзитом идущего в ЕС газа, европейцы скорректируют позицию по отношению к партнерам в Киеве. После чего Европе и России будет куда легче договариваться и по поводу Украины, и по поводу Крыма, и по поводу «Южного потока». Никто не говорит о восстановлении домайданного уровня политических отношений, однако они хотя бы станут более конструктивными.

Источник: http://expert.ru/2014/09/25/rossii-ukazali-na-put/?n=171
Тетенька с букетом

Экономическая "революция сверху"

Оригинал взят у crimsonalter в Экономическая "революция сверху"


Граждане, у нас назревает экономическая революция, которая может сильно повлиять на будущее нашей страны. У меня хорошие новости, но обо всем по порядку...
Collapse )
Тетенька с букетом

Указ президента № 744

Оригинал взят у andreyvadjra в Указ президента № 744

На этой неделе порадовал указ украинского президента «Про рішення Ради національної безпеки і оборони України від 28 серпня 2014 року "Про невідкладні заходи щодо захисту України та зміцнення її обороноздатності"».

Обеспечат ли упомянутые в указе «неотложные мероприятия» СНБО защиту Украины и укрепят ли её обороноспособность – неизвестно. На этот счёт лично у меня имеются сомнения, так как в течение всей своей истории существования Совет национальной безопасности и обороны Украины лишь продуцировал красивые, но бесполезные бумажки, про которые все забывали на следующий день их публикации.

На мой взгляд, сей указ, интересен не своим практическим применением, а ярким освещением представлений Банковой о том, кто является на данный момент главным врагом нынешнего политического режима в Киеве, и кто этому режиму должен помочь в борьбе с этим врагом.

С точки зрения украинского президента, главной стратегической задачей органов государственной власти в сфере обороны и безопасности является обеспечение готовности общества и государства к отражению вооружённой агрессии против Украины. Любопытно то, что в отличие от своих официальных заявлений (в которых сообщалось о том, что Украина является жертвой внешней агрессии), в своём указе Пётр Порошенко говорит не об отражении агрессии, а об обеспечении готовности её отразить. Из чего можно заключить, что на данный момент агрессии извне Украина всё-таки не подверглась, а громогласные заявления президента о российском вторжении были попытками выдать желаемое за действительное.

Из указа П. Порошенко так же можно понять, что главными гарантами обороны и безопасности Украины являются США, ЕС и НАТО. А противодействовать агрессии в отношении нашей страны главные гаранты украинской безопасности будут при помощи таких документов как Соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом, Хартии Украина – США о стратегическом партнёрстве от 19 декабря 2008 года и Хартии об особом партнёрстве между Украиной и НАТО от 9 июля 1997 года.

Но каким образом отношения Украины, построенные с её главными союзниками на основе вышеприведённых документов, могут укрепить украинскую безопасность и обороноспособность понять крайне сложно. Соглашение об ассоциации касается сугубо торгово-экономических вопросов и к обороне с безопасностью никакого отношения не имеет. Хартия Украина – США о стратегическом партнёрстве это всего лишь декларация, не обладающая юридической силой. После подписания данного документа, У. Тейлор, будучи на тот момент послом США в Украине, пояснил, что хартия «не обязывает ни одну из сторон оказывать помощь военными средствами». Точно такая же ситуация и с Хартией об особом партнёрстве между Украиной и НАТО. В данном документе члены Альянса выражают свою поддержку суверенитету, независимости и территориальной целостности Украины, но не берут на себя никаких обязательств по их защите. А дополнения к хартии лишь предусматривают возможность созыва комиссии Украина-НАТО по требованию украинской стороны, если она будет чувствовать прямую угрозу своей территориальной целостности и безопасности. И не более того.

Таким образом, можно сделать вывод, что Украина в обеспечении своей безопасности и обороны решила сделать ставку на никого ни к чему не обязывающие декларации и соглашении об торгово-экономическом сотрудничестве. Какой в этом смысл понять трудно. Судя по всему, вышеупомянутыми документами клерки СНБО реши украсить список своих «мероприятий».

Возможно, о практической помощи Украине со стороны США и НАТО говорится в третьем, засекреченном, пункте президентского указа. Однако на этот счёт мы можем лишь строить догадки и предположения.

Более интересно в указе президента выглядит мысль о необходимости написания новой Стратегии национальной безопасности Украины, новой Военной доктрины и неотложном отказе от внеблокового статуса. Очевидно, три эти задачи объединены одной общей стратегической целью – вступлением Украины в НАТО.

Так же из президентского указа можно понять, что на данный момент идёт процесс перевода украинской экономики на функционирование в условиях особого периода. В данном случае наибольший интерес вызывает понятие «особый период». В советском праве это – промежуток времени, в течение которого в целях отражения вооруженного нападения извне интенсивно осуществляется непосредственная подготовка страны, её вооруженных сил и органов государственной власти к войне. Из этого можно заключить, что на данный момент политическое руководство Украины готовит экономику страны к функционированию в условиях войны.

Также из президентского указа следует, что в ближайшее время украинское правительство попытается создать централизованную систему логистического обеспечения военных формирований и правоохранительных органов. Иными словами речь идёт о создании тыловых частей, которые должны заменить не оправдавшие себя в АТО волонтёрские структуры.

Кроме того, президентский указ поручает Кабмину рассмотреть вопрос увеличения зарплат военнослужащим, предоставление им жилья и определения порядка документального подтверждения участия граждан в антитеррористической операции.

Также президент Украины в своём указе поручил правительству в месячный срок подготовить законы о:

- формировании на 3 года государственного оборонного заказа;

- функционировании финансовой системы в особый период;

- создании и производстве вооружений и военной техники;

- государственной поддержке предприятий украинского ВПК;

- военно-техническом сотрудничестве с иностранными государствами.

А в двухмесячный срок президент обязал Кабмин внести изменения в законодательство, касающееся вопросов национальной безопасности, а так же увеличить средства для закупки вооружений и военной техники.

Любопытно то, что директивы для МИДа в президентском указе выписаны не с позиции подготовки к отражению возможной агрессии извне, а с позиции агрессии как свершившегося факта. Если общество и государство с точки зрения украинского президента и СНБО должны готовиться к отражению вооружённой агрессии против Украины, то Министерство иностранных обязано активно участвовать в отражении вооружённой агрессии, которая уже произошла.

В частности МИДу надлежит, «в связи с вооружённой агрессией против Украины» обратиться: к НАТО с просьбой созыва Совета НАТО и проведения официальных консультаций, к государствам–сторонам Меморандума о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия с просьбой проведения консультаций, а к США и Великобритании с просьбой об оказании военной помощи.

Явный разнобой в отношении «вооружённой агрессии», которая для кого-то на Украине уже началась, а для кого-то только ожидается, свидетельствует о том, что сама эта тема является лишь элементом пропаганды и информационной войны, вокруг которой выстраиваются все действия украинского руководства. Киев и его западные покровители действует по принципу: «если агрессии нет, её надо придумать». Для Украины и Запада это выгодно по целому ряду причин.

Любопытно то, что в указе украинского президента прямо не называется «вооружённый агрессор», который то ли готовится напасть на Украину, то ли уже напал. Как для официального документа, определяющего мероприятия по обеспечению безопасности и обороны страны то ли в условиях войны, то ли в условиях «особого периода», это особенность выглядит более чем странно.

О том кто является для украинского руководства «агрессором» можно лишь догадываться по таким косвенным признакам как временное закрытие пунктов пропуска на границе с РФ, проведение односторонней демаркации государственной границы и документирования фактов нарушения государственной границы со стороны РФ. Очевидно, с точки зрения президента Украины, не имеет большого значения, напал на страну враг или только готовится напасть и кто вообще этот враг. Умные исполнители указа сами догадаются, а дуракам это и не надо.

Хотя, можно предположить, что коварный «агрессор» указан в секретных пунктах президентского указа. В таком случае не совсем понятно, почему украинские граждане и всё мировое сообщество не имеет право знать, кто именно напал на Украину. Почему это государственная тайна? ...

Полностью читать ЗДЕСЬ